8 (41147) 4-05-30

mby-ngb@mail.ru metod76@mail.ru

РФ, Саха (Якутия),

г. Нерюнгри, ул. Карла Маркса, 29

09:00 - 19.00

рабочие дни: ПН-ПТ, ВС, выходной: СБ

Почти рождественский рассказ

 Новости          Обсудить

— По русскому — 4, по физкультуре — 5, по пению тоже 5, — бодрым голосом рапортовал пятиклассник Артёмка своему отцу по телефону.

— Ты мне зубы не заговаривай! — строго прервал отец.- Ты по математике трояк исправил?

Минутное молчание, сопение.

— Всё ясно с тобой! Что ж, уговор дороже денег: нет четвёрки — нет айфона. И никаких гулек в каникулы! Будешь со мной каждый день математику учить! Сиди дома и жди нас, мы с мамой задержимся, надо ещё кое-что прикупить к празднику.

Волна горячей обиды накрыла бедного Артёмку: «И он ещё говорит, что любит меня! Из-за какого-то паршивого трояка лишить любимого сына обещанного айфона!» Ему захотелось сделать что-нибудь назло родителям. «Не буду я тут торчать! Раз поедут по магазинам, значит, времени у меня хватит, чтоб на снегокате покататься!»

Он позвонил своему однокласснику Сашке, и через полчаса они со своими аргамаками были уже на горке. Это была классная горка, вернее, это была дорога, которая спускалась в овраг. Машины здесь ездили редко, но две широкие колеи были укатаны шинами так, что по ним можно было ехать наперегонки до самого низа оврага. Погода была — самое то! Солнце, отражаясь в сугробах, слепило глаза. Кусты, засыпанные снегом, были похожи на диковинных зверей. Эхо радостных криков металось по оврагу.

— Давай не будем до конца, потом подниматься целый час. Доедем до того поворота — и снова наверх!

Они катались, не замечая, что уже начало темнеть. Вдруг в Сашкином кармане зазвонил телефон. Он снял заледеневшую варежку и достал из кармана новенький айфон.

— Мам, ну я… Ла-а-дно…А можно я ещё разок съеду и пойду? Ну, только разок…

— Немедленно домой! — категоричный приказ был слышен даже Артёмке. Но его занимало не это.

— Тебе новый купили? Мне такой же обещали, да теперь из-за трояка не купят…

И волна обиды захлестнула Артёмку с удвоенной силой.

— Ничего, я им ещё покажу!- он стал яростно расстёгивать куртку, размотал шарф и бросил его на землю.

— Ты чего, одурел? Простудишься, пошли домой, скоро совсем стемнеет!- Сашка подобрал шарф, схватил Артёмку за руку и попытался потащить его за собой.

— Да отцепись ты от меня! — Артёмка резко толкнул Сашку, и тот шлёпнулся в сугроб. — Может, я и хочу простудиться и заболеть назло этому бате! — он вскочил на снегокат, сильно оттолкнулся и заскользил вниз по склону.

Сашка поднялся, отряхнул снег со штанов, немного потоптался на месте, и обиженно зашагал к дома, волоча за собой своего «коня».

Артёмка прокатился ещё пару раз. Стало заметно темнее. Вдали, там, где фабрика, загорелись огоньки. И в высотке, что стояла за лесом над оврагом, в окнах тоже стали зажигаться разноцветные огни. Но эта красота не радовала мальчика. Его била дрожь, несмотря на то, что он снова застегнул куртку и замотал шею шарфом.

«Последний раз прокачусь и домой!» Если честно, катиться и не очень-то хотелось. «Странно, почему они не звонят? Может, всё ещё не пришли? Ой, а вдруг…» — он сунул руку в карман, достал свой старенький телефон. — Так и есть, опять разрядился!» От злости он сильно пнул снегокат, и тот шустро заскользил вниз.

— Эй, ты куда без меня! — он бросился догонять своё аргамак, но тот катился всё быстрее. На повороте Артёмка поскользнулся и упал, подвернув ногу. Резкая боль заставила его громко крикнуть. Он попытался подняться — ничего не получилось, боль в ноге усилилась.

Артёмка лежал на снегу и плакал. Всё! Теперь никто не поможет! Ведь родители не знают, где его искать.

— Помогите! — собственный дрожащий слабый крик ещё больше напугал его. А сумерки угрожающе сгущались, лишая его последней надежды. Он лежал, уткнувшись носом в снег, и горячие слезы текли по замёрзшим щекам.

— Что, очень больно? — услышал он чей-то тоненький голосок.

Подняв голову, он увидел странную девчонку: без куртки, без шапки, в одном тоненьком свитере, спортивных штанах и в домашних тапочках на босу ногу.

— Ты кто такая?

— Я — Юля, из крайней «деревяшки»…

— И тебе не холодно так?

— Нет, я уже привыкла.

— Как ты тут очутилась?- он всё ещё не верил своим глазам: «Наверное, я замерзаю, и это мне мерещится…»

— Ну, тебе ведь нужна помощь…

— А ты откуда знаешь?

— Вот, знаю, — покачала она головой.

— Ну, и чего тогда стоишь? Дай руку, помоги подняться!

Девчонка снова покачала головой, вдруг повернулась и пошла от него.

— Эй, ты куда? Вернись!

Юля обернулась и сказала:

— Я не смогу тебя сама поднять. Выйду на дорогу, остановлю машину и позову взрослых. — и девочка странной бесшумной походкой заскользила меж кустов к дороге.

Выйдя к обочине, она остановилась у заснеженной елочки. Мимо спешили по шоссе навстречу друг другу машины, но она их не останавливала, как будто чего-то ждала. И вот показалась медленно едущая машина. Сидящие в ней мужчина и женщина пристально вглядывались в плохо освещённые переулки и дворы.

— Ну, где его ещё искать? Всех обзвонили, все улицы объехали по два раза…

И тут из-за елочки выскочила с обочины дороги тоненькая фигурка.

Встав на пути машины, она быстро замахала руками. Шофер резко затормозил: -Тебе что, жить надоело?- закричал он, выскочив из машины.

— Там, в овраге, мальчик… В желтой курточке… Ему срочно помощь нужна!

— Артёмка! — женщина выскочила из машины, и они втроём побежали к оврагу.

— Что с тобой, Артёмка? — мать опустилась перед сыном на колени, стала целовать солёное от слёз его лицо, — нашёлся, милый ты мой! Вставай, пойдём домой…

— Больно! Нога! — закричал сын.

Отец подхватил его на руки и понёс к машине.

— Может, сначала в травмпункт заедем? Тут рядом… — спросил он жену.

— Нет-нет, поедем домой! Видишь, он совсем замёрз! Обратимся к твоему другу-хирургу, который под нами живет.

— Правильная мысль!

Дома Артёмку уложили в кровать, растёрли спиртом, напоили чаем с его любимым малиновым вареньем. Доктор дядя Серёжа осмотрел ногу и сказал, что перелома, к счастью, нет, а вывих он сейчас вправит. Что и сделал немедленно, Артёмка только крикнуть успел и всё было в порядке.

— А теперь спать! — сурово приказал отец. — Разборка полётов будет утром! — он выключил свет и вышел из комнаты.

Мама сидела за столом в кухне и пила мятный чай, пытаясь успокоиться.

— У меня из головы не идёт эта девочка… Если б не она… Артёмка бы… — она не смогла произнести это страшное слово.

— Кто она? Откуда появилась и куда пропала? Когда мы шли к машине, её уже не было.

— Я спросила Артёмку, он тоже не знает. Сказал, что зовут Юлей, живёт в крайней от дороги «деревяшке»…

— Завтра утром надо её разыскать и поблагодарить.

— Конечно, конечно! Допивай чай, пошли спать.

Утром они заехали в магазин, купили большого пушистого мишку, торт, коробку конфет и отправились на поиски девочки.

Зашли в полутёмный подъезд крайнего дома. Постучали в железную дверь первой квартиры. Открыл улыбающийся молодой парень, явно навеселе. Из-за плеча выглядывала миловидная девушка.

— Здравствуйте! Здесь живёт девочка Юля?

— Нет,- здесь живёт девочка Яна! — Он обернулся к девушке и поцеловал её.

— Ну, может, в соседней квартире?

— Не думаю. Не видел.

— Мы тут недавно живём, никого ещё толком не знаем, — улыбнулась Яна. А вы спросите бабушку со второго этажа, та всех знает.

— Спасибо! Счастливых праздников!

Они поднялись на второй этаж, позвонили. Открывшая дверь старушка спросила:

— Вы кого ищете? Вы из профкома? — похоже, она слышала их разговор.

— Девочку Юлю.

— Такой здесь нет. Мою внучку зовут Маринкой, ей пять лет и живёт она теперь не здесь, недавно они квартиру купили.

— Мы Юлю ищем. Ей лет одиннадцать-двенадцать, худенькая, светловолосая… В Вашем доме живёт такая?

Лицо старушки вдруг приняло скорбное выражение, на глазах появились слезы.

— О-О! Так вот какую Юлю вы ищете… Умерла наша Юленька…

— Как? Когда?

— Мы же её вчера вечером видели… — разом вскричали Артёмкины родители.

— Обознались вы, видно. Юленьки уже год как нет… Да вы заходите в квартиру-то, я вам всё расскажу.

В уютной кухне она усадила их за стол, налила душистого чаю и начала свой грустный рассказ.

— Юленька с мамой прямо под нами жили, мама у неё медсестра, на больничном комплексе работала. Юленька часто ко мне в гости приходила, вот тут же у окошка сидела — любимое её место. Чайку с ней попьём, она мне все свои школьные новости расскажет. Матери-то некогда было её слушать: то на смене, то по домам ходила, уколы, массаж делала больным – зарплата-то у медсестры маленькая, вот она и подрабатывала. И тут это быдло в доме появилось, отчим Юленьки. Нигде не работал, пил часто, гонял их по пьянке, соседям сандалы устраивал, если их у себя укрывали. Ну, вызовут соседи милицию, увезут его вечером, а утром он снова заявится и по-прежнему лютует.

В тот вечер Надя-то в ночную смену дежурила. Он явился пьяный, начал к девочке приставать, ударил её. Ну, она в чем была, в том и выскочила из квартиры. Он — за ней, в коридоре запнулся о что-то, грохнулся, мат на весь дом! Выбежал, пошёл искать её по другим подъездам, они иногда там на лестнице пережидали, пока он угомонится. Но не нашёл. Она так его испугалась, что прямо в тапочках на босу ногу, без куртки, в одном тоненьком свитерке к матери в больницу побежала. Прибежала – а там все входы-выходы на ночь закрыты, стала бегать вокруг больницы. В двери стучать. Пока ей открыли, вся иззябла, поморозилась… Утром – температура под сорок, без памяти. Ну, что — организм ослабленный, а тут двустороннее воспаление… Так и не стало нашей Юленьки, а уж такая славная девчушка была! Я её часто с внучкой поводиться просила, мало ли, по делам куда сходить, так она лишней конфетки не возьмёт, не то что другие, лишь бы по шкафам шарить… Эх, Юленька, Юленька! Отчим-то сразу сбежал, а Надя после похорон квартиру продала и уехала куда-то. А вы как о ней узнали?

Ошеломлённые услышанным, Артёмкины родители, путаясь и перебивая друг друга, рассказали о необычной встрече.

— Господи, прости и помилуй! — перекрестилась старушка. — Так это Господь сподобил её светлой душеньке вашего сыночка спасти!

Отец поставил на стол подарки:

— Это Вам, вашей внучке…

— Ой, что Вы, зачем?!. — запротестовала старушка.

— Возьмите, пожалуйста, в память о Юленьке, ну, пожалуйста!

— Ну что вы, право! Вы бы лучше в церковь зашли, свечечку за упокой её души поставили…

— Ну, конечно, поставим, и заупокойную молитву закажем. Спасибо Вам, дорогая Анна Васильевна!

— А весной вместе на кладбище съездим, помянем, цветочки посадим,- добавила Артёмкина мама.

Когда они проезжали то место, где из-за елочки выбежала на дорогу девочка, они чуть притормозили – ни у елочки, ни вокруг на снегу не было ни одного следа. А ведь снегопада ночью не было…

                                                                                                                                                                                                                                                                   Людмила Носкова

 28 просмотров,  2 просмотров сегодня

 

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.