А. Г. Бестужева-Рюмина,

 

НАШЕДШАЯ ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ В ЗАСНЕЖЕННОМ КРАЮ

14(25) апреля в 1751 году вдали от родины в изгнании скончалась одна из блестящих красавиц 18 века, гоф-фрейлина императрицы Екатерины I, статс-дама царского двора, графиня Анна Гавриловна Бестужева-Рюмина, урожденная Головкина, в первом браке Ягужинская, одна из центральных фигур заговора «Ботта – Лопухиных».

«Она одна из самых приятных и образованных дам в России, говорит в совершенстве по-немецки и очень хорошо по-французски, принадлежит  также к искуснейшим танцовщицам и, кажется, очень весёлого характера», – говорили о Бестужевой в светских кругах.

По рождению Анна Гавриловна принадлежала к ближайшему царскому окружению. Дед Анны, боярин Иван Семёнович Головкин был двоюродным дядей царицы Натальи Кирилловны. Отец Гаврила Иванович Головкин занимал пост государственного канцлера.

В мае 1743 года Анна Гавриловна вышла замуж за знаменитого дипломата Михаила Петровича Бестужева-Рюмина. В этом же году она оказалась замешана в салонный заговор против Елизаветы Петровны и была приговорена к смертной казни, в последний момент решением императрицы заменённой на наказание кнутом, урезанию языка и вечное поселение в Сибирь.

В какой же заговор была замешана графиня Бестужева?

Толкований об этом множество. По официальной исторической версии летом 1743 года в Петербурге был раскрыт «заговор» против Елизаветы Петровны, во главе которого стояло семейство Лопухиных. Разговор пьяного подполковника Ивана Лопухина с поручиком Бергером о недовольстве правлением императрицы стал поводом для доноса в Тайную канцелярию. После применения пыток Лопухин оговорил многих невинных людей, в том числе и свою мать – Наталью Фёдоровну. Он показал:

«В Москве приезжал к матери моей маркиз Ботта, и после его отъезда мать пересказала мне слова Ботты, что он до тех пор не успокоится, пока не поможет принцессе Анне. Ботта говорил, что и прусский король ему будет помогать, и он, Ботта, станет о том стараться. Те же слова пересказывала моя мать графине Анне Гавриловне Бестужевой, когда та была у нее с дочерью Настасьею». Вот и появилось новое имя – Ботта, австрийский посланник, который стал центральным звеном так называемого заговора.

Сама Наталья Федоровна Лопухина подтвердила факт разговора. Дочь Бестужевой подтвердила показания Лопухиных, показания же самой Анны Гавриловны были уклончивы.

После допросов Лопухины и Бестужева были помещены в крепость, а Настасья Ягужинская отправлена домой под надзор. 17 августа графиня Бестужева была поднята на дыбу, но новых показаний она не дала.

Иван Иванович Лесток – действительный тайный советник, доверенное лицо государыни Елизаветы Петровны, стремившийся с помощью этого скандала, в котором оказались замешаны ближайшие родственники Бестужева, свергнуть вице-канцлера, успеха не имел. Михаил Бестужев-Рюмин даже к расследованию не привлекался, хотя во время следствия и содержался под караулом. Анна Гавриловна в своих показаниях, полученных при помощи пыток, не упомянула мужа, что спасло и политическую карьеру, и жизнь Бестужева-Рюмина. Этот факт говорит о том, графиня Анна Гавриловна была женщиной мужественной, умной и стойкой.

Бестужевой вменялось в вину, что она, несмотря на милости императрицы, желала возвращения Анны Леопольдовны и «по злобе на государыню за брата Михаила, отправленного в ссылку, таила к ней ненависть». Такова официальная версия заговора.

Но есть и обычная тривиальная версия, когда простая женская зависть императрицы Елизаветы Петровны сыграла роковую роль для представительниц знатных дворянских родов. Наталью Федоровну Лопухину – первую красавицу во дворе императрица не любила. Во-первых, никто не может быть красивее Елизаветы, а во-вторых, Лопухина вела себя вызывающе. У них уже была стычка. По этикету никто не балу не имеет право надевать платье нового фасона, пока его не обновила сама императрица. Это же правило касалось прически. И вдруг Наталья Федоровна на балу, может по глупости, а вернее всего, из бравады, копируя Елизавету, украсила свою прическу розой. Елизавета прервала танцы, заставила Лопухину встать на колени и собственноручно срезала розу с ее головы вместе с прядью волос. После этого она закатила негоднице две увесистых пощечины. Лопухина от ужаса и неожиданности лишилась чувств. Ее унесли. Глядя ей вслед, Елизавета бросила: «Ништо ей дуре!» и опять пошла танцевать.

Как гласила дворцовая молва с этого «конфуза на балу» началось хитросплетение мнимого заговора против новоявленной государыни Всея Руси, в которое была вовлечена и неблагонадежная сестра сосланного в Колыму Михаила Гавриловича Головкина – графиня Анна Бестужева-Рюмина, являющаяся подругой Лопухиной.

Все перипетии этого странного заговора и судьба графини Бестужевой отражены в книге Нины Соротокиной «Трое из навигацкой школы», по мотивам которой был снят в 1987 году многосерийный телефильм «Гардемарины, вперёд!» – один из первых самых интересных приключенческих российских сериалов. Режиссёром многосерийного телефильма является   Светлана Дружинина, роль Анны Бестужевой исполнила актриса Нелли Пшенная.

Какова же была жизнь Анны Гавриловны в Якутске?

Содержалась она в Спасском мужском монастыре, как арестантка.  Затем жила в доме на месте медфака ЯГУ, из окон которого была видна Богородицкая церковь. Говорят, графиня любила ходить в эту церковь и смотреть на нее из окна своей комнаты. Перед кончиной Бестужева завещала похоронить ее в этом тихом местечке. Анна Гавриловна умерла примерно в возрасте 50 лет. В 1751 году похоронили графиню Бестужеву в церковном кладбище, расположенном вокруг Богородицкой церкви в Залоге. Теперь поверх старых могил построены жилые дома и проложены дороги.

Декабрист А. А. Бестужев-Марлинский, побывавший в ссылке в Якутии, писал в 1833 году: «…нашёл в Якутске могилу Анны Гавриловны Бестужевой, умершей там в ссылке с вырезанным языком. На ней не было уже и креста. … Для первой хотел я своими руками высечь камень, с сердцем в терновом венке посредине; но прежде чем привезли хорошую плиту, я должен был выехать,- страдать за другими горами».

Такова печальная история жизни одной из ярких представительниц известного дворянского рода. Не осталось даже могилки. Но все же история сохранила память об этой удивительной мудрой и сильной женщине. Как гласит народная молва: палачи, пытавшие ее, называли Анну Гавриловну «женщина-кремень». В день «казни» она по-христиански побраталась с палачом, передав ему усеянный драгоценными каменьями крест, показав тем самым высшую христианскую добродетель-всепрощение, сделав мучителя духовным братом.

 

Варвара Корякина, ведущий библиотекарь отдела краеведческой литературы

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ






Даю согласие на обработку своих персональных данных
Соглашение на обработку персональных данных

© 2017 МБУ "Нерюнгринская городская библиотека"