Е. И. Головкина

НЕВОЛЬНАЯ УЗНИЦА ЯРМОНГИ

18 век – времена томных утонченных красавиц и галантных  благородных кавалеров. Среди роскошного двора Петра I блистала скромная, воспитанная в духе «домостроя», нежная красавица – юная княжна Екатерина Ромодановская. Много юношей из именитых семей вздыхали по  Катерине Ивановне, которая славилась добрым нравом и чистотой натуры. Сам Петр Великий покровительствовал прекрасной княжне. Судьба этой удивительной женщины очень интересна и трагична, связана с Якутией, с затерявшимся в северной глуши острогом Ярмонга, который впоследствии был именован  город Среднеколымск. По злому року судьбы очаровательная молодая княжна стала невольной узницей Ярмонги.

Екатерина Ивановна родилась 22 ноября (по старому стилю) 1702 года (по другим данным, в 1701 г.) в знатнейшей богатейшей семье, принадлежащей царскому роду. Ее отцом был князь-кесарь Иван Федорович Ромодановский, сын знаменитого сподвижника Петра Вели­кого, главы Преображенского приказа князя-кесаря Федора Юрьевича Ромодановского.

В 1719-1724 годах князь Иван Ромодановский был главным начальни­ком Москвы, а в 1728 году назначен московским генерал-губернатором.

Матерью Екатерины была Анастасия Федоровна Салтыкова, родная сестра цари­цы Прасковьи, супруги царя Ивана Алексеевича. Это была семья, в которой, несмотря на новые времена, сохранялись допетровские тра­диции жизни. Петр I очень почитал семью Ромодановских за преданность и прощал им нарушение его указов, вроде ношения русской одежды.

Семейная жизнь юной княжны-кесаревны Ромодановской началась великолепно. В апреле 1722 года Екатерина Ивановна вышла замуж за сына государственного канцлера графа Гаврилы Ивановича Головкина – Михаила. Свадьба праздновалась в Москве. Маршалом свадьбы был сам Петр I, посаженными отцами – князь Меньшиков и граф Апраксин.  Посаженной матерью невесты была императрица,  жениха – княгиня Меньшикова. По случаю свадьбы состоялся фейерверк.

Михаил Гаврилович Головкин, как и его два брата, служившие послами при иностранных дворах, воспитывался за границей. В год своей свадьбы Михаил был назна­чен послом в Пруссию, куда и отправил­ся в декабре с молодой супругою.

Это был не только галантный век, но и век дворцовых переворотов, изменивших судьбы многих поколений русской аристократии. На российском престоле одна за другой сменяли друг друга императрицы.

После воцарения Екатерины I в 1725 году молодой граф Михаил Гаврилович был вызван в Петербург и стал вместе с женой служить при дворе.

С вступлением в 1730 году  на престол Анны Иоанновны – двоюрод­ной сестры Екатерины Головкиной карьера Михаила Головкина, поддержав­шего императрицу в ее борьбе за власть, пошла вверх. Он, как и его тесть И.Ф. Ромодановский, стал сенатором, а его жена – статс-дамой. Через год он был назначен директором Монетной канце­лярии, заведовавшей всеми денежными дворами.

15 марта 1730 года  князь Иван Федорович  Ромодановский умер.

С ним прек­ратился род Ромодановских, ведущих начало от Рюриковичей. Наследником несметных богатств семьи Ромодановских стал муж его единственной дочери – Михаил Головкин. Супруги Головкины жили очень дружно, были гостеприимны. Екатерина Ивановна славилась «нищелюбием» и за­мечательным добрым характером, снискавшим ей всеобщую любовь при дворе, в котором тогда  царили  постоянные интриги. Многие современники отмечали необыкновенное обаяние и привлекательность скромной молодой графини Головкиной.

Спокойную жизнь супругов нарушила смерть Анны Иоанновны. Им­ператором стал внучатый племянник покойной – младенец Иоанн Антоно­вич, а регентом при нем – герцог Бирон. Михаил Головкин, ненави­девший герцога, организовал заговор с целью просить мать импера­тора Анну Леопольдовну принять правление, но заговор был раскрыт. Тем не менее, вскоре Бирон был низвергнут, регентшей стала Анна Ле­опольдовна, приходившаяся Екатерине Ивановне двоюродной племянни­цей.

В благодарность М. Г. Головкину, поддержавшему ее, новая прави­тельница России пожаловала его вице-канцлером и сделала каби­нет-министром, занимавшимся внутренними делами государства, фи­нансами и юстицией. Однако это возвышение послужило причиной больших несчастий этой уважаемой семьи и изменившей тихую, беззаботную жизнь прелестной графини Екатерины Ивановны.

В ночь 24 ноября 1741 г. произошел очередной дворцовый пере­ворот, в результате которого на российский престол взошла дочь Петра Великого –Елизавета Петровна. Михаил Гаврилович Головкин был арестован и  с другими сторонниками Анны Леопольдовны предан суду.

18 января 1742 года Михаил Гав­рилович был по обвинению в стремлении удалить Елизавету Петровну от престола, и объявить Анну Леопольдовну императрицей, осужден на вечную ссылку. Все имения его были конфискованы. В этот тяжелый период Екатерина Ивановна сохраняла мужество и твердость духа, чего нельзя было сказать о Головкине, который совершенно впал в уныние и сознавался, что «прямой тягости бед сносить сил не имеет». Же­нам осужденных было дозволено, если изъявят желание, следовать за мужь­ями в ссылку.

Императрица сказала Екатерине Ивановне, что за графиней сохраняется звание статс-дамы и она остается при всех правах. На что графиня Головкина ответила государыне: «На что мне почести и богатства, когда не могу разде­лить их с другом моим? Любила мужа в счастье, люблю его и в нес­частии, и одной милости прошу, чтобы с ним быть неразлучно».

С этого момента начались долгие мытарства графской четы. Головкиным было разрешено взять с собой только теплые вещи и иконы, также наличность в размере 22 рублей.

Два года супруги и сопровождающие их солдаты добирались до места ссылки. Они приехали в острог Ярмонга, поселение именовалось колымским Средним зимовьем, затем стал называться Среднеколымским острогом. Острог был небольшой: несколько жилых строений, что-то вроде управы и маленькая церквушка. В этом забытом богом краю предстояло провести всю оставшуюся жизнь чете Головкиных. Михаил Головкин тогда был уже сильно болен, страдал подагрою, у него не действо­вала левая рука. Есть в Ярмонге было нечего, питались казенной ржаной мукой, а когда она кончалась, ловили, если удавалось, ры­бу. Изнеженная красавица из знатной семьи сама готовила, стирала. По воспоминаниям современников, беседовавших с ней после ссылки, те 14 лет, проведенные со своим супругом в колымском краю, Екатерина Ивановна вспоминала с особой теплотой, даже считала, что она была счастлива. Как гласят легенды, спустя два года, к Головкиным приехали, сбежавшие слуги, привезли с собой теплые вещи, посуду и немного денег. Двое слуг были так привязаны и преданны своей ласковой хозяйке, что самостоятельно добрались до края света, чтобы облегчить ее участь. Это был особый подвиг в те времена.

В остроге за графом постоянно ходили два солдата с ружьями, а ночью его дом стерегли часовые. Раз в год он в церкви выслушивал какую-то бумагу, за ко­торой следовало увещевание, при этом к его груди приставлялись штыки. Два раза в год приезжал комиссар для наблюдения за его поведением.  Екатерина Ивановна постоянно была при муже,   заботилась о его здоровье и душевном состоянии, читала ему книги, вела до­машнее хозяйство. Как сказывают местные жители, среди которых до сих пор сохранились рассказы о доброй и красивой графине Катерине, что Екатерина Ивановна познакомилась с колымскими знахарями и шаманами, узнала секреты северных трав, лечила мужа травами. В результате граф, сначала постоянно болевший, постепенно поправился, его подагра и болезнь рук настолько умень­шились, что он смог выходить из дома, и заниматься рыбной ловлей.

Несмотря на уход заботливой и любящей жены, 10 ноября 1755 года Михаила Го­ловкина не стало. Графа свела в могилу затяжная депрессия, в отличие от своей стойкой супруги, он был слаб духом. Графиня очень горевала, набожная с детства она не захотела похоронить мужа неотпетым по-церковному. Екатерина Ивановна со своими слугами забальзамировала тело мужа, похоронила его в сенях своей хижи­ны. Сделала своего рода часовенку, которую не покидала, читая псалтырь над могилою. Когда импе­ратрица разрешила перевезти тело умершего в Москву, графиня обли­ла его воском и отправилась в путь. Долго добиралась Екатерина Ивановна до родных мест. По рассказам старожилов до 30-х годов 20 века на ямщицком колымском тракте на некоторых амбарах сохранились надписи: «Здесь временно покоился прах графа Михаила Гавриловича Головкина».

Похоронив мужа в Георгиевском монастыре, ныне не существующем, Екатерина Ивановна поселилась в своем доме на Никитской. Жила уединенно, проводя свое время в мо­литвах и делах благотворительности, каждый день ездила на могилу мужа. Пользовалась любовью москвичей, которые навещали ее верени­цами, считая ее национальной гордостью, некой святыней, живым воплощением женской преданности и верности.

О графине Екатерине Головкиной, урожденной княжне-кесаревне Ромодановской в 1867 году была написана книга «Графиня Екатерина Ивановна Головкина и её время (1701-1791 годы)». Автором книги является Михаил Дмитриевич Хмыров (1830-1872), известный русский историк, публицист и библиофил.

Времена проходят. Но все-таки осталась почти утраченная нами память о женской преданнос­ти, любви и доброте, о силе человеческого духа, сокрытой в хрупких изнеженных созда­ниях галантного века. Графиня Екатерина Головкина стала символом беззаветно преданной, верной и любящей души истинной русской женщины.

 

Варвара Корякина,  ведущий библиотекарь отдела краеведческой литературы

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ






Даю согласие на обработку своих персональных данных
Соглашение на обработку персональных данных

© 2017 МБУ "Нерюнгринская городская библиотека"